Серениссима - город лодок и толстых собак.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Серениссима – средневековое название Венеции. Переводится оно как Светлейшая.

Светлейшая слегка пошарпана и облуплена, немного безалаберна, но в этом свой шарм.

Венеция основана примерно в пятом веке н.э. племенем венетов, сбежавших на острова лагуны от задолбавших их лангобардов.

Площадь Венеции около 7 кв. км.

В Венеции нет других транспортных средств, кроме лодок. Притом на гондолах катаются только туристы за бешенные деньги. Местные жители либо ездят на общественном транспорте – вапоретто, речной трамвайчик, либо на такси – моторных лодках, либо на собственном транспорте – то есть лодках всех мастей и размеров. Впрочем, лодковых джипов тут нет – большая лодка не пролезет в канал.

Венеция – город толстых собак. Им просто негде тут бегать.

В Венеции практически нет деревьев – нет места.

В некоторые места попасть возможно только по воде, например, на городское кладбище, которое находится на отдельном острове.

Венеция давно не растет – некуда. За последних лет эдак пятьсот здесь не изменилось практически ничего.

А теперь по порядку.

Если вы прибываете в Светлейшую на машине, вы можете оставить ее на одной из двух парковок на окраине, а оттуда добраться, на чем душа пожелает. Мы выбрали вапоретто – общественный транспорт.

Наша гостиница находилась в пяти минутах ходьбы от Сан-Марко и совсем рядом с причалом. «Скузи, - сказал итальянец на ресепшене. Но ваш номер без вида на канал уже тютю. Так что не обижайтесь, мы даем вам номер с видом на канал». И мы не стали сопротивляться.

                                      

Номер, как это часто бывает в Италии, был размером со шкаф. Зато в старинном домике, с окнами, закрывающимися тяжелыми деревянными ставнями на засов. Гостиница стилизована под 17-18 век, маленькая, но уютная.

Под окнами – стоянка гондол, благодаря чему мы прослушали чуть ли не весь репертуар итальянской эстрады. Все гондольеры поют, притом не только от радости жизни, но и по служебной необходимости – чтобы обозначить свое местонахождение на канале. Подплывая к повороту, гондольер особенно старается, а если уже устал, то просто заливисто вопит : «Ой!»

Заселившись и порадовавшись виду на канал, а также оранжевым штанам товарища на ресепшене, мы отправились, конечно же, на площадь Сан-Марко.

По меркам Венеции, площадь Сан-Марко очень большая. На ней помещаются собор Сан-Марко, дворец дожей, кампанилла (колокольня), прокуратории, часовая башня, колонны со львом Св. Марка и св. Феодором, а также голуби и тьма туристов. Св. Марк – покровитель Венеции. Сначала, впрочем, ее покровителем был св. Феодор – он убивает какого-то крокодила на соседней колонне. Но потом венецианцы, как они привыкли, сперли в Александрии мощи св. Марка, одного из евангелистов, который принял мученическую смерть в этом городе. Чтобы обмануть египетскую таможню, венецианцы цинично поглумились над мусульманами – обложили мощи салом. Что думал по поводу такого соседства св. Марк, никто уже не узнает.

Чтобы достойно пристроить нового покровителя (что думал по поводу такого изменничества св. Феодор, мы тоже уже не узнаем), было начато строительство нового собора.

В 13м веке венецианцы очень удачно сходили в крестовый поход в Константинополь. В то время Константинополь еще был христианским, так что название крестового похода было весьма условным. На самом деле это был грабеж чистой воды. Из Софии потырили все, что смогли унести. Ипподром тоже пострадал – квадрига бронзовых коней, много лет украшавших фасад Сан-Марко, как раз сперта с ипподрома. Сейчас оригиналы в музее Сан-Марко, а на фасаде находится копия.

В плане собор Сан-Марко – настоящая византийская базилика, но украшенная снаружи каменным кружевом, что делает вид Сан-Марко не похожим ни на один собор в мире.

Внутри он тоже впечатляет, но только в том случае если вы не были в Айя Софии. Мы, зайдя в собор, переглянулись и сказали: «София». Так что не только послы киевского князя ею вдохновились.

Мощи св. Марка в соборе спрятали так ловко, что сами венецианцы забыли, где. По этому поводу есть легенда. Св. Марку так надоели споры на эту тему, что он высунул руку из колонны, где лежали его мощи.

Рядом с собором – часовая башня, часы которой показывают не только время, но и фазы луны и знаки зодиака. На верху башни – огромный колокол, в который каждый час бьют бронзовые мужики.

На кампаниллу можно и нужно подняться на лифте, оттуда открывается прекрасный вид на площадь, город и лагуну с островом Сан Джорджо-Маджоре.

       

Дворец дожей – тоже сооружение, которое ни с чем не спутаешь. И внутри оно не уступает своему виду снаружи. Дожи устроились с византийским шиком – мрачноватые, темные помещения с огромным количеством позолоты. Зато расписывали его лучшие мастера Возрождения, например, Тинторетто, который родился в Венеции и прожил здесь всю жизнь, и Паоло Веронезе.

Парадным входом во дворец был не тот, по которому сейчас заходят туристы, а Бумажные Ворота, построенные в 15м веке. На них изображены Лев св. Марка и дож Фоскари, а также три ангела – Михаил (война), Гавриил (мир), Рафаил (торговля). Венецианцы любили аллегории. Лестница Гигантов, которая начинается за аркой Фоскари, ведущей от Бумажных Ворот, украшена огромными фигурами Марса и Нептуна, которые олицетворяют господство Венеции на суше и на море. Надо сказать, что Марс равно прекрасен как с фасада, так и с тыла. Нептун же похож на Ктулху.

Недалеко от ворот находится вделанная прямо в стену статуя из порфира «тетрархи», тоже спертая из Константинополя. По одной из версий на ней изображены четыре римских императора, которые были соправителями – Константин Хлор, Максимиан, Диоклетиан и Галерий.

Незаметно для себя мы оказались на мосту Вздохов, ведущем из дворца в темницы. Почему-то наши туристы уперто называют его мостом любви или влюбленных. Совершенно непонятно, какая такая любовь могла быть между дожами и заключенными. Называется он так потому, что заключенные, которых вели в темницы, печально вздыхали, глядя на лагуну.

                         

Кроме посещения площади, у нас никакого плана не было, и это правильно – по Венеции нужно просто гулять. Искать что-либо здесь – дурное занятие, особенно без Наташи. Половина улиц кончается тупиками, либо просто выходят на канал. Мостики через каналы могут закончиться тупиковыми улочками, с развешанным над головами прохожих бельем, или вообще дверью в чью-то квартиру.

Многие двери украшены звонками в виде голов львов, держащих во рту кнопку звонка.

Бредя от площади Сан-Марко, мы очень быстро оказались у моста Риальто через большой канал. Это, наверное, самый растиражированный венецианский вид. Мост Риальто долго время был деревянным, но после того, как он пару раз обвалился и сгорел, было принято решение о строительстве каменного моста. Это место всегда было центром торговли, да и сейчас там не продохнуть от магазинов и туристов. Идя вдоль Большого канала (что очень условно, потому что часть улиц упиралась в дома), мы оказались перед Ка`Д`Оро – Золотым домом, построенным в стиле венецианской готики. Палки, торчащие из воды, это место для парковки водного транспорта.

Орел, как всегда, был озабочен одной проблемой – что делать, если ты живешь на одной из милипиздрических улиц и тебе нужен холодильник.

Мы успешно нашли церковь Санта Мария дела Салюте, но это потому, что ее хорошо видно отовсюду, и она очень необычная – на фасаде у нее огромные завитки – ракушки.  Попасть туда можно только на вапоретто или через мост Академии, потому что мостов через большой канал всего два, и следующий, Риальто, находится далеко.

За мостом начинается квартал Дорсудоро

Санта Мария дела Салюте построена в благодарность за избавление города от чумы, которая постоянно мучила Венецию в средние века. Ее украшают картины Тициана (который тоже родился здесь и прожил в Венеции всю жизнь), Тинторетто и Джордано.

 Следующим утром оказалось, что от нашей гостиницы идет бесплатное такси до острова Мурано. Именно там делают знаменитое муранское стекло, и это именно то место, от посещения которого никогда не откажется помешанная на цацках тетка. Впрочем, там рвет крышу даже у самых стойких, и вот вы незаметно для себя уже стоите на пристани, стискивая в потных ручонках ящик стекла.

Кроме стекла, совершенно невозможно в Венеции пройти мимо карнавальных масок нереальной красоты и кружев с острова Бурано, из которых делают в том числе и потрясающе красивые веера и зонтики от солнца, что в Венеции совсем не лишнее. Между прочим, невзирая на яркое солнце, там не очень жарко – из-за морского ветра.

 

Одним из обязательных пунктов программы у туристов является плаванье на гондоле. Стоит это счастье днем 80 евро, и я не могу сказать, что оно того стоит. Ну, разве что вообразить себя венецианской куртизанкой и возлежать в гондоле, разглядывая  проплывающие мимо дома. Но гондола всегда накренена на один борт, потому что он ниже другого, для того, чтобы гондольеру было удобнее грести. Поэтому я могла себя вообразить только пассажиром «Титаника» - мне все время казалось, что мы либо просто перевернемся, либо столкнемся с кем-нибудь – движение в каналах бурное и кажется хаотичным. Случаются даже пробки. Оказывается, разукрашенные разными финтифлюшками гондолы - это скромный современный вариант. Когда гондолы стали непомерно роскошными, власти обязали гондольеров покрасить гондолы в один цвет - черный и оставить на них небольшое количество украшений - морских коньков (тритонов, амуров) и роскошные креслица для пассажиров.

Кстати, о куртизанках. Одно время город был знаменит ими. В середине 16го века 10% населения составляли куртизанки. Притом такое понятие, как «честная куртизанка» действительно существовало – так называли куртизанок, живущих на содержании одного любовника. Одно время, когда венецианцы совсем было скатились в педерастию, куртизанок обязали сидеть голыми у окон, завлекая мужиков. Куртизанки составляли приличную статью доходов Венеции – так что умные венецианские власти, включая духовенство и инквизиторов, их особо не чморили. Куртизанка была не просто проституткой – они были самыми образованными женщинами своего времени, разбирались в искусстве и поэзии, так что основным смыслом хождения по куртизанкам было не просто желание куртуазно потрахаться, но и провести время интеллектуально.

Благодаря прогулке на гондоле, мы оказались в квартале Каннареджио, куда собирались пойти поесть.

Что надо есть в Венеции? Конечно, рыбу. Но только до 10ти вечера – позже все закрыто, можно разве что разжиться сендвичем у китайцев. Ума не приложу, куда деваются поздним вечером все эти толпы туристов.

Между тем, для того, чтобы совершить замечательную прогулку по "главной улице" Венеции совершенно необязательно разоряться на гондолу - с вапоретто открываются замечательные виды. Селиться на Гранд канале всегда было престижно - здесь жили дожи, венецианская знать и просто богатые люди. Здесь находятся самые красивые венецианские палаццо: Ка` Д`Оро - Золотой Дом, Ка`Дарио - дворец, который меня ужасно заинтриговал (он имеет репутацию прОклятого дома, потому что большая часть его владельцев погибла не своей смертью или покончила жизнт самоубийством), палаццо Кавалли-Франкетта, который замечательно отреставрировали, палаццо деи Камерлинги около моста Риальто и много других.

         

 

 

В последний день мы быстренько сбегали на площадь Св. Джиованни и Павла – накануне в темноте я ею очень впечатлилась, хотя Орел и предположил, что это «новострой». Новострой оказался 14го века. По меркам Венеции церковь гигантская. Это церковь монахов-доминиканцев, в которой похоронены 25 дожей Венеции. Здесь же находится урна с кожей генерала Маркантонио Брагадино. Так нехорошо с ним обошлись турки при захвате Фамагусты на Кипре. Турки осаждали город 10 месяцев, и сами жители упросили генерала сдать город, что тот и сделал, заручившись словом турецкого военачальника Лалы Мустафы. Но тот не сдержал слово, убил множество народу из мирного населения, остальных взяли в плен и продали, а с Маркантанио обошлись хуже всех.

Возле церкви находится памятник кондотьеру Бартоломео Коллеоне, прослужившего Венеции всю жизнь и попросившего, чтобы ему поставили тут памятник. Он считается одной из самых выразительных конных статуй в мире.

         

Для себя я поняла – сколько ни смотри на фотографии Венеции, они не дадут представление о том, как выглядит этот город на самом деле, не  передадут ее запахов – моря, духов и ладана из церквей, ее звуков – песен гондольеров, шума моря и криков злобных чаек, жрущих голубей на обед. Это надо видеть. На жрущих чаек можно, скажем, посмотреть с галереи собора Сан-Марко.

Венецианцы смешно говорят «пока» не просто «чао», а «чао-чао-чао», а иногда даже больше.

Так что «чао-чао-чао», Венеция, ты все равно Светлейшая, хотя и обшарпана, да и тонешь потихоньку. А кто не согласен с этим титулом, пусть плюнет мне в глаз.