Прага

Многие мои друзья-приятели уже побывали в Праге. Или хотят в Прагу, собираются туда и, совершенно очевидно, что-то о ней знают. Я не знаю о Праге ничего, как, впрочем, и о Чехии. Собственно, этот факт совершенно не повлиял на мое восприятие этого чудесного города. Так даже лучше – когда ничего особенного не ждешь, впечатления получаются очень сильными. Поскольку в плане чешской истории мое сознание остается совершенно незамутненным, то Прагу я воспринимаю, как город из детской сказки, если кто хочет вдохновиться на написание чего-то волшебного – как раз Прага очень этому способствует.

Очень удачно, что в первый же день нашего пребывания (первый вечер, в который мы только и успели, что галопом проскакать по Вацлавской площади, не считается), нас повезли в Кутну Гору. Потому что после Праги нам на эту самую гору смотреть было бы уже совсем неинтересно. Как сказала нам наша экскурсовод, Кутна Гора в свое время пыталась во всем соперничать с Прагой, потому что там находились серебряные рудники, а из серебра чеканилась чешская монета – толлар. Поэтому Кутна Гора решила, что она нереально крутой город,  и даже слямзила у Праги идею Карлова моста. Но поскольку своей реки у Кутной Горы не было, то ограничились балюстрадой со святыми.

Первым делом нас в Кутной Горе завезли в весьма готишное место – Костницу. Это часовня, украшенная человеческими костями. Все-таки в католических традициях есть что-то извращенное. Не то чтобы они от нечего делать составляли люстры из тазовых костей или выкладывали герб Шварценбергов из костей, так исторически сложилось. То есть в результате эпидемий да и просто естественной смертности мертвые перестали помещаться на кладбище, поэтому их выкопали и положили в одном месте. А потом, видимо, решили, - чего добру пропадать, помыли, продезенфицировали и в дело! Интересно, что курил аффтар этой идеи? Что характерно, наши туристы, за редким исключением, больше пяти минут там не выдерживают. Лично мне такие вещи кажутся кощунственными.

 

Зато в Кутной Горе есть совершенно потрясающий храм св.Варвары, не похожий ни на один готический собор из виденных мною раньше. Построен он в стиле пламенеющей готики, и наконец-то я для себя уяснила, что это такое, объясняю, как могу: это изобилие деталей, напоминающих языки пламени. То есть то, что превращает постройку в какалесу. К счастью, Варвара, не сильно пламенеет, в отличие от Кельнского собора.

Собор св. Варвары – это шахтерский храм, потому что, как я уже говорила, здесь добывали серебро. Шахтеры работали в белых халатах, чтобы их хорошо было видно в темноте, а на задницах у них были кожаные передники, позволяющие быстро съезжать по склонам. Вообще-то в сочетании с шахтерами св. Варвара смотрится как-то мрачно -  св. Варвара – покровительница умирающих.

Возле Варвары находится иезуитская коллегия. А больше, собственно, в Кутной Горе смотреть нечего. Мы пробежались по улицам, посмотрели интересное водохранилище и традиционную чумную колонну и радостно загрузились в автобус.

Вечером у нас была экскурсия по вечернему Старому Городу, а пока мы одним глазком глянули на Райский Сад (подозреваю, что летом он выглядит поприятней) и церковь Девы Марии Снежной (названную так в честь чуда, заключавшегося в том, что где-то почему-то в августе пошел снег).

 

 

Накушавшись духовной пищи, мы поспешили воздать должное традиционной чешской еде, в которую я крепко влюбилась в первый же вечер. Чешская кухня очень похожа на немецкую, а значит, она  простая, как угол дома, вкусная и жирная. Много мяса, свина нОга, капузда и картошка, кнедлики (это что-то вроде хлеба) и брамборачки (что-то вроде дерунов) и, конечно, отпадный суп, подающийся прямо в хлебе, который потом тоже можно слопать.

 

Экскурсия по вечернему городу началась там же, где и все остальные – у Национального Музея, который, скажем прямо, ночью выглядит намного лучше, чем днем. Потому что построен он из материала, который быстро темнеет, поэтому днем он выглядит просто грязным. Очень мне было интересно,  кто такой св. Вацлав и почему он святой. Добиться чего-либо у экскурсоводов было затруднительно, и только в Киеве я прочитала, что Вацлав был чешским князем, одним из первых принявший христианство (так его воспитала бабушка, св. Людмила). Про бабушку разговор особый – ее потом задушили белым шарфом, который она всегда носила, поэтому она с этим шарфом и изображается. В католической традиции мучеников часто изображают с орудиями их мучений или с предметами, которыми их убили. С этой точки зрения изображение Вацлава с черной орлицей (его гербом) выглядит нелогично – тогда его нужно было изображать с ножом в спине.

Первым делом мы прошли всю Вацлавскую площадь. Оказалась, что этот огромный бульвар, который начинается от Вацлава, и есть площадь – в длину она аж 750м.

Находится она в Новом Месте (к счастью, украинский язык очень похож на чешский, поэтому многие слова понятны). Новый Город не такой уж новый – его заложил Карл IV  еще в 14м веке.

Из Нового Города мы как-то незаметно перешли в Старый, на чешском это звучит, как Старое Место.

 

По дороге повстречали Каролинум (ей-богу, Карл - это местный Ататюрк ) - старинный университет  и Ставовский театр, наиболее известный тем, что здесь состоялась премьера оперы "Дон Жуан" Моцарта, а сам автор дирижировал, причем оперу хорошо приняли только в Праге.  Возле театра сидит страшенная статуя, у которой нет лица, похожая на назгула, она символизирует собой судьбу. А выглядит так страшенно потому, что никто не знает свою судьбу в лицо.

 

Очень меня впечатлила Пороховая Башня (на чешском Прашна Брана) , которая входила в состав оборонительных сооружений старого города. Хотелось бы мне увидеть, как это все смотрелось в комплексе с другими Башнями. Но надо сказать, что Пороховая Башня была одной из самых нарядных, потому что рядом находился королевский дворец.

 

 

 

       

А сейчас на его месте находится Обецни Дом – главный концертный зал страны. Эта штука построена в стиле Сецессион, но вы меня убейте, если я знаю, чем он отличается от барокко и рококо.

Пройдя под Пороховой Башней, мы очутились в настоящем старом городе с запутанными маленькими улочками. Правда, сразу за башней нас поджидал домик в стиле кубизма, не знамо как сюда попавший. Правда, называется он «У Черной Богоматери». Дело в том, что в средневековье традиционной для нас нумерации домов не было, а были домовые знаки, которые устанавливались на фронтонах домов. Домик в стиле кубизма, но со старинным домовым знаком смотрится довольно сюрреалистично.

  Собственно, сам домовой знак

 

Тоже домовой знак, дом называется

соответственно «У золотой змеи»,

на чешском «U zlateho hada»

Неизвестный дядька на фасаде

Улочка Карлова, которая раньше

называлась Иезуитской

 

Дом «У золотого колодца», на фасаде изображения святых и девы Марии. По легенде в его колодце нашли расплавленное золото. По другой легенде, одна любопытная девка пошла за водой, и, пытаясь высмотреть что-то в колодце, свалилась в воду. Когда ее доставали, выломали камень, за которым нашли золотую жилу.
 

Из святых я поначалу опознала только утыканного стрелами и похожего на ежика святого Себастьяна.

Неопознанный домик с теткой на фасаде

Домик « У золотого кольца»

Улочка Гусова

Дом «У минуты». Здесь когда-то жила семья Кафки. Оказывается, он завещал друг все свои творения после его смерти сжечь, потому что они плод его больного воображения. К несчастью, друг не послушался.

Крыжев дом с решеткой, украшенной гербом города и девизом Praha kaput regni – Прага глава королевства. Какой смешной язык  (с)

 

Поблукав по улочкам, мы оказались в небольшом дворике, окруженном со всех сторон домами. Дворик называется «Тын», что по-украински значит, вдруг кто не в курсе, «забор», «ограда». В этом дворике жили в средние века заезжие купцы. Дворик хорошо охранялся, а купцы имели право беспрепятственно торговать в Праге, за что платили королю приличные налоги.

И тут, рассматривая домики Тына, я увидела ЭТО. Башню, на которой были маленькие светящиеся башенки. Она возвышалась над всеми крышами и была похожа на башню, где в заточении удерживают прекрасную принцессу.

Очень здорово, что я даже фоток Праги не видела, иначе я бы не впечатлилась так сильно, потому что я никогда не видела ничего подобного живьем, только в иллюстрациях к детским сказкам. Оказалось, что башен на самом деле две, а храм, который они собой украшают, называется Тынный или Предтынный собор Девы Марии.

 

Очень красивый вид на него открывается со Староместской площади. Правда, он частично закрыт Предтынной школой, и попасть в него тоже можно только через школу.

Староместская площадь чрезвычайно мне понравилась. В совокупности с Предтынным собором – это самое сильное впечатление от Праги. Все домики, окружающие ее, старинные, но очень разные и не только по архитектуре, но и по цвету, поэтому днем она производит яркое, праздничное впечатление. А Ратуша , особенно ее башня с часами, тоже очень похожа на сказочную башенку. Тем более, что часы очень необычные –  они называются астрономическими, и, кроме времени, показывают фазы луны, дни равноденствия, позицию солнца в зодиаке и христианские праздники. Каждый час, когда они бьют, из окошек выглядывают апостолы, кукарекает петушок, фигурки смерти и скряги шевелятся, а ангел размахивает мечом. Фигурки турков меня насмешили. Как оказалось, они символизируют опасность, исходившую от Османской империи.

 

.

 

На Староместской площади мы расстались с экскурсоводом и пошли искать Карлов мост, заблудились, выблудились и оказались и моста, как раз когда пошел снег. Поэтому подсвечивающаяся башня и падающий снег смотрелись особенно красиво. Кроме того, туристов на мосту было мало, не было многочисленных художников и музыкантов, поэтому впечатление было совсем другое, чем при свете дня.

Краем уха кто-то из нас слышал, что на мосту есть статуя святого, которую нужно щупать и, ну конечно же, загадывать желание. святых на мосту оказалось много, и мы стали искать самого отполированного.  Нашли распятие, возле которого Ленка поинтересовалась, что это за неизвестный святой, потом пощупали одного из самых отполированных, но, как оказалось, не того. Путем опроса местых жителей (притом опрос проводила Ленка, которая не знает ни английского, ни чешского) было выяснено, кого щупать, и святой был тщательно и вдумчиво пощупан.

                       

На следующий день был мой день рождения, и нам предстояла  поездка в Карловы Вары. К Карловым Варам я отнеслась скептически, потому что представлялось мне занудное место, напоминающее Трускавец, с толпами поносников, фланирующих туда-сюда со скорбным видом и зеленым цветом лица, рассуждающих о своих желудочных болезнях и кишечных промываниях, попивающих водичку из специальных ковшиков, именуемых моей мамой «носиками». Носики были, но на этом сходство и заканчивалось. Карловы Вары оказался симпатичным городком с пряничными домиками, прижимающимися друг к другу вдоль речки Тепла. Называется она так потому, что в нее впадают горячие источники. По легенде их обнаружил король Карл (естественно, тот самый). Он охотился в тех краях, ранил оленя, а тот, убегая, свалился в источник. После чего либо исцелился, либо сварился. Я склонна думать, что все-таки приварился, а Карл со свитой его тут же и слопали на свежем воздухе.

Свободного времени было аж 3 часа, поэтому я продолжила знакомство с местной кухней и попробовала наконец свИну нОгу, которая у чехов называется «печене колено». С целой ногой мне справится, понятное дело, не удалось, но полноги-таки с помощью пива я протолкала.

Сразу после обжорства мы с Юлькой пошли плавать в открытый бассейн, что само по себе было экстремально,  потому что на голову падал снег, а а обещанная горячая вода оказалась не такой уж и горячей. А тут еще свИна нОга заявила о своем существовании, стала гарцевать внутри и чуть меня не утопила.

 

 

Вечером, уже в Праге, мы попраздновали мой др в ресторанчике, на который я нацелилась еще из Киева, - «Доба каменна», что переводится, как «Каменный век».  Антураж был соответствующий названию: внутри будто хижина, построенная из костей и натянутых на них мамонтовых шкур. Кругом всякие шкуры, черепушки и костяшки, есть нужно руками, а все напитки подают в каменных плошках. Аборигены были настроены недружелюбно: рычали, пугались фотоаппарата, щупали нас на предмет сожрать, а одну тетку принесли в жертву. При этом периодически лупили в барабаны и  друг друга.                

К четвертому дню в Праге мы стали более-менее разбираться что там где находится, поэтому обрадовались, узнав, что нас везут в Пражский Град и Градчаны – так называются одни из самых старых пражских городов. Оказывается, Прага состоит из нескольких городов, которые постепенно срослись друг с другом. Собственно, чего я так удивляюсь? Почти все средневековые города строились подобным образом: построили укрепленный городишко, а потом народу туда напихалось, как селедок в бочку, пристраивают еще кусок. Даже Киев строился таким же образом: город Владимира, город Ярослава, город Изяслава. И только Подол был не туда и не сюда, поэтому ему больше всего и попадало от разных монголо-татар.

Пражский Град построил король Карл, который, такое впечатление, поучаствовал в половине исторических событий и построил половину всех построек.

В Пражском Граде

находились

дворцы вельмож, разные культовые

сооружения.

Здесь находится одна

из самых больших

монастырских библиотек

в мире – Стаховская.

А еще тут находится одна из главных примечательностей Праги (а многие считают, что главная) – собор св. Вита. Его мы заприметили

еще с Карлова Моста. Если бы не башенка высотой в сто метров, он бы особо ничем не отличался от прочих католических соборов. Когда мы подошли поближе, мои худшие предположения оправдались – мне снова парят Кельнский собор, здоровенный, темный и мрачный, похожий на какалесу.

Но св. Вит все-таки оказался красивее – украшений у него меньше, он не перегружен деталями, а еще у него есть замечательная башня и огромное окно-роза со сценой сотворения мира.

А сбоку он еще лучше – там находятся «золотые ворота», где раньше был вход в храм.

Внутри, на мой взгляд, все католические соборы и костелы похожи. В св. Вите, правда, всякие епископы похоронены прямо под плитами пола. Когда экскурсовод нам это сообщила, вся экскурсия подпрыгнула и поторопилась отойти подальше.

Витраж со сценой страшного суда.

Собор начали строить еще при святом Вацлаве, а потом достраивали по мере того, как город рос, и народ перестал помещаться в соборе.

Здесь, кстати, св. Вацлав и похоронен. Часовня св. Вацлава - самая старая часть собора. Там находится дверь с кольцом, за которое Вацлав схватился, когда его убивали по приказу родного брата.

Оказывается, традиция украшать соборы химерами и прочими страшилками появилась для защиты от злых духов - считалось, что демон, увидев свое изображение, испугается и сбежит. Что ж они, бедняжки, и в зеркало-то не смотрелись? Или тоже пугались по утрам?

Что мне еще запомнилось в Пражском граде? Дворец Шварценбергов, очень необычный, потому что он не разрисован, а рисунок выдавлен в камне, такая техника назвается сграффито.

Тосканский дворец Архиепископский дворец

администрация Президента, которая находится во дворце, построенном Марией-Терезией.

Возле входа стояли невозмутимые и недышащие пупсики. Туристы весело возле них фотографировались. Наверное, неприятно, когда все пялятся на тебя, как на обезьяну в зоопарке.

Лорета. Это импровизированная хижина, где жили дева Мария с младенцем Иисусом.

Чумной собор.

Пока мы снаружи рассматривали святого Вита, пошел ледяной дождь и испортил нам остаток экскурсии. Мы резво проскакали мимо золотой улочки, даже не зайдя в нее

промчались мимо св. Иржи (которого я идентифицировала, как св. Георгия)

пронеслись мимо Черной Башни, которая на самом деле совсем не черная. Однажды в ней случился пожар и она маленько обуглилась, и, хоят с тех пор ее уже 4 раза чистили, обзывалка прилипла.

Замковая лестница в дождь – это жестко. Боясь поломать конечности, мы тащились по ней очень медленно и в результате промокли так, что духовной пищи совсем не хотелось, а хотелось горяченького.

 

Пока мы отогревались и отъедались, дождь закончился, и мы почувствовали  в себе  силы дальше принимать духовную пищу. Из ресторана мы вышли разомлевшими и раздувшимися, забрели не туда и с восторгом наткнулись на стаю лебедей, которые вели себя абсолютно нагло: пинались и щипались в надежде на еду.

           

Карлов Мост, конечно, был прекрасен и при свете дня, но сколько же там толклось народу! Особенно возле этого бедного святого, которого нужно пощупать, чтобы исполнилось желание. С моста открывается замечательный вид на Пражский Град. А уж из Староместской мостовой башни еще лучше. А сразу за башней находится маленькая площадь - Кржижовницкая, которая считается одной из самых красивых в Европе, хотя она очень маленькая, зато чего на ней только не понастроено! Кроме башни, имеется: церковь св. Франциска, церковь святого Сальватора, а в уголке скромно притулился Карл.

Нам очень хотелось сходить на еврейское кладбище, но дождь как-то быстро отшиб у нас это желание, так что мы пошли по магазинам. Отмагазинившись, устроили прощальный ужин в пивоварне. Точнее, это было прощальное распитие пива. Пиво было вкусным и темным, поэтому мы быстро закосели и забрели в неизвестный район, из которого быстро выблудились с помощью милейшей чешки, вызвавшейся указать нам дорогу. Тут мы вспомнили, что еще не все пробовали пиво Козел, и остаток вечера провели за его дегустацией, после чего традиционно спели на улице «Ще не вмерла Україна». Надеюсь, мы разбудили тех русских туристов, которые дурными голосами орали «Ой мороз, мороз»