Пелопоннес.   

 

Как-то раз, уже давным-давно, мы отдыхали неподалеку от Афин. И поехали оттуда на экскурсию в Микены, Тиринф и Нафплион. По дороге назад, с целью поиметь хоть немного шопинга (бессмысленное занятие, в Греции его нет), мы заехали в курортный городок Лутраки и были поражены красотой и чистотой моря. Особенно на фоне нашего ужасного пляжа, забросанного морской капуздой. И вот мы решили, что если когда-нибудь еще приедем в материковую Грецию, то сюда. Сказано-сделано. Два дня вынимания мозга турагенту,  выбор гостиницы и вуаля! Мы любуемся на изумительно голубое море и девственно чистый пляж.

Лутраки -  бальнеологический курорт. Тут поносники лечат свои артриты и артрозы. В городке имеется водолечебница, бювет и гигантский променад, который тянется вдоль всего городка.  А вдоль него – сплошные кафешки и таверны.

ОООО!! Греческая еда! – завопила я. Греческая кухня, конечно, хороша. Но как же она тут однообразна! Октопусы и креветки на третий день уже вылазят из ушей, шевеля усами и конечностями. И ни в одну таверну, кроме одной, рядом с отелем, не хочется прийти еще раз. Но это же Греция, чего мы хотели? На фоне остальных греческих городов Лутраки – прекрасное место! Тут есть два супермаркета и около десятка туристических магазинов со страшнючей сувенирной продукцией. Даже покупать не хочется, чесслово. Тем более, что бронзовую сову и шлём мы купили в прошлый раз.

Мы наивно понадеялись на то, что с полпинка найдем машину, но не тут-то было. Рентакаров в Лутраки раз-два и обчелся. А машина с автоматом была найдена аж одна. Но делать нечего и провалявшись два дня на пляже, мы взяли, что дали – красненький Хундай Акцент с тяжелой прокатной судьбой.

               

Решив попервах не ломиться в дальние поездки, мы отправились всего за 20 км. – в Перахору, где находился один из самых больших и известных в Греции храмов Геры – Герайон.

Греки любили, чтоб было красиво. Поэтому храмы часто строили на выступающих в море мысах. Но Герайону, в отличие от храма Посейдона на мысе Сунион, повезло значительно меньше – колоннами на закате тут не полюбуешься, по причине отсутствия колонн. Остался только фундамент. Впрочем, бухточка, где находился храм, совершенно очаровательна: маленькая, с бирюзовой водой, окружена горами, оттуда открывается чудесный вид на Аттику. А еще тут есть маяк 19го века, который даже работает.

                   

Впрочем, мы совершили тактическую ошибку, приехав туда посреди дня. Солнце палило, я пыхтела, как выброшенный на берег кит, и даже не смогла слезть в бухточку. Поэтому мы приехали еще раз, на закате, и это было очень красиво. Вдали бродила одинокая парочка туристов. По развалинам шастали грекокоты. И тишина такая, что даже уши заболели.

Неподалеку от Герайона находится солоноводное озеро Вулиагмени, которое сообщается с морем. Тут так хорошо, что смело можно провести здесь целый день: вода теплая и спокойная, на пляже есть шезлонги и таверна.  И вода теплее, чем в Коринфском заливе.

По дороге с озера можно заехать в монастырь святого Потапия, который торчит на горе над Лутраки.

                   

Буквально в четырех километрах от Лутраки находится Коринфский канал, который в свое время превратил Пелопоннес в остров. Мы тут уже проезжали, но по автобану, поэтому Орел только успел спросить: а че это за речка-гамнотечка? А я ответить, что это, собственно, канал, и сделать пару говнофоток из окна машины.

 

В этот раз мы подошли к вопросу обстоятельно, погуляли по мостику, а в другой день даже сплавали на прогулку на кораблике. Изнутри канал, конечно, впечатляет, хотя сейчас он частично утратил свою актуальность: многотоннажные суда в него не пролазят.

 

Зачем-то от канала мы поехали в современный Коринф. Конечно, развалины древнего Коринфа, это довольно интересно, крепость Акрокоринф поражает воображение даже издали, но боже мой! Какой же страшный современный Коринф! «Что ж ты страшная такая, ты такая страшная?» - вот что хочется спеть в большинстве греческих городов, даже в Афинах. Но Коринф уделал всех. Срач и бродячие собаки, граффити, куча  пустующих, закрытых заведений, уродская набережная. Да, это вам не Турция, где набережная в любом приморском селе выглядит, как конфетка.

И самая страшная проблема – нет туалетов. Нужно только проситься в  какие-то заведения, что меня ужасно раздражало.

 

   

 

 

На следующий день мы предприняли более грандиозную вылазку:  в Лаконию. Ну как же, покричать «Зис из Спартаааа!» было моей давней путешественной мечтой.

Я знала, конечно, что спартанцы, как истинные боевые пидорасы, не строили стен, а на культуру-архитектуру им было плевать с высокой башни. Их интересовало одно искусство – война. И тут им не было равных. Весь мир знает, кто такие спартанцы, хотя они не создали ничего ни в архитектуре, ни в искусстве.

Но почему же современная Спарта опять-таки такая страшная?!!  Зачем было сносить старую застройку и строить уродские бетонные коробки? Настолько уродские, что наши бетонные коробки выглядят намного красивее! В общем, все что можно сделать в Спарте, это поехать к памятнику Леониду и покричать там то, что было задумано. И валить быстро-быстро, потому что там даже сувенирных лавок нет.

 

 

 

Рядом со Спартой находится заброшенный средневековый город Мистрас, вот это действительно можно посмотреть.

После развала Римской империи в Греции творился страшный бардак. Кто тут только не пробегал!

Пробегавший мимо француз Гийом II Виллардуэн, который образовал Ахейский союз, основал в 13м веке город Мистрас. Но у Византии на Грецию были свои планы и Виллардуэн получил мощных и решительных люлей от Михаила VIII Палеолога, после чего Мистрас стал столицей Морейского деспотата, провинции Византии. Сейчас от былого величия мало что осталось, верхний город вообще почти разрушен. На самом верху горы торчит крепость Виллардуэна, но мы туда не полезли.

Машиной можно подъехать к верхним воротам, а потом спуститься в нижний город, где все намного красивее. Но потом придется лезть обратно! Так что мы чуть походили по верхнему городу, посмотрели церкву  с неожиданным названием «Агия София» и издали позырили на развалины дворца правителей, построенного уже при Византии.

Я пыхтела, было жарко, поэтому в нижний город мы спустились на машине и посмотрели там Митрополи, главную и самую старую церкву Мистраса, построенную в 13м веке. Кстати, именно здесь был коронован последний византийский император.

 

 

 

После Мистраса наш путь лежал в жопу мира, на самый юг Пелопоннеса, в Монемвасию.

Монемвасия был одним из известнейших городов средневековья, его испохабленное название «Мальвазия» известно буквально всем. Кстати, рецепт изготовления одноименного вина, увы, утерян.

Монемвасия означает буквально «один вход», потому что город находится на торчащей в море скале, отколовшейся от материка. Сейчас с ней построена дамба и можно подъехать прямо к воротам.

Город возник примерно в 6м веке, когда жители спасались от набегов славян и авар. Неугомонный Виллардуэн присоединил Монемвасию к своему Ахейскому союзу, но вынужден был отдать Монемвасию Михаилу Палеологу в обмен на свою свободу.

Когда возникла угроза турецкого нашествия, город обратился за покровительством к Папе Римскому и перешел под власть венецианцев. А потом пришли турки и дали люлей всем. Верхний город они разрушили совсем, там осталась только вновь отстроенная Агия София, зато нижний до сих пор цветет  и пахнет. Это настоящий медиевал виллидж, только еще более тесный, окруженный со всех сторон морем, а сверху возвышается громадная скала с развалинами верхнего города.

Возле Монемвасии отлично можно покупаться на чудном безлюдном пляже с мелкой галькой и довольно теплой водой.

Невзирая на то, что мы здорово устали от поездки, на следующий день мы поехали в Метеоры, еще одну мою путешественную мечту. Ехать было 400 км., к тому же хотелось походить-полазить, поэтому решили там же и переночевать.

Дорога такая нудная, что даже фоткать не хочется, сначала автобан, а потом бесконечная, ровная и  однообразная Фессалийская равнина.  Когда до Метеор оставалось километров 20, мне уже стало интересно: где же горы? Равнина и не думала заканчиваться. И тут внезапно перед нами возникли сюрреалистического вида скалы и прилепившийся под ним страшнючий городок Калампака. Здесь мы планировали остановиться на ночлег, но посмотрев на его страшность, проехали чуть дальше, в деревушку Кастраки, где было не в пример симпатичнее. Отель выбрали методом тыка, но, как оказалось, он был тут самый симпатичный, не говоря уже про Калампаку.

Побросав вещи, сразу же отправились к столбам, штурмовать монастыри. Зрелище, конечно, удивительное, и никакие фотки не дадут представления о реальной картине – это нужно увидеть своими глазами.

Метеоры означает «парящие в воздухе». Эти странные скалы раньше были дном древнего моря.

Монахи  стали селиться тут, следуя традициям отшельничества и ухода от мира и первыми монахами стали монахи с горы Афон. В лучшие годы насчитывалось  20 монастырей и скитов – дырок в скалах, где жили отшельники. Сейчас функционируют 6 монастырей.

Мы первым делом нацелились на Монастырь Св. Стефана, потому что к нему не нужно лезть по аццким  ступенькам, а всего лишь нужно перейти через мостик. Но там была сиеста, и мы поехали в Мегало Метеора – самый большой и древний монастырь. Мне было немного стремно, что меня туда не пустят из-за неприличного, скажем, вида, но к теткам добры: если они в штанах, им выдают тряпку, чтоб замотаться, а моя майка и подавно никого не смутила. Зато пока я выдралась на 154 ступеньки, да по жаре! Ну да оно того стоило.

Монастырь основан в 14м веке монахом Афанасием, впоследствии  ставшим  святым Афанасием. Это был очень образованный для своего времени человек, который был монахом на Афоне, но бежал оттуда из-за частых нападений разбойников. Поначалу он с товарищем поселился в  норах метеорских отшельников, а потом незнамо как выстроил первый монастырь. Технология строительства и особенно поднятия стройматериалов неизвестна, поскольку все лестницы были выстроены уже в 20м веке, а до того в монастыри попадали с помощью спущенной сверху сетки. Заодно проверяли веру и удобряли окрестные огороды.

Дурной пример заразителен, и монахи полезли на скалы целыми толпами. Даже царь один поддался – преемником Афанасия был Иоанн — (так его звали в миру). Он был сыном правителя Эпира и Фессалии Симеона Синиша Палеолога, позднее архиепископа Фессалии, потомка сербской династии Неманичей. Иоанн стал преемником отца в 1370 году. Но к тому времени он уже был учеником Афанасия Метеорского, а через год оставил престол и тоже залез на скалу,  где принял постриг с именем Иоасаф.

Внутри монастыря все ухоженно, асисяйно и компактно. Тут есть храм 16го века, две часовни и больница, а также премилое местечко, где сложены черепушки почивших монахов.

Но самое главное, из-за чего сюда стоит лезть – это окрестные виды.

                                               

Следующим пунктом нашей культурной программы был монастырь святого Стефана, теткинский, где на меня, конечно же, нарычали.

Он тоже основан в 14м веке, но на каменной плите перед входом в монастырь есть вмурованная плита с надписью «6770 год. Иеремия», то есть какой-то отшельник тусил тут намного раньше.

Монастырь основан мужуками, совершенно непонятно, как он со временем стал теткинским.

Сейчас тут живут не просто монахини, а буквально интеллектуальная элита, тетки с образованием.

                                       

Ну и третьим монастырем был запланирован Монастырь Варлаама или Всех Святых, который снизу смотрится очень симпатично. Мы прошли в ворота с курицей-мутантом, обогнули скалу и увидели, куда надо лезть. «Ненене!» сказала я. К тому же, судя по табличке, он работал по своему графику, поэтому закрылся раньше.

Так что мы просто покатались по окрестностям, ура-ура – нашли сувенирные лавки и неплохую таверну.

А вечером очень хорошо было сидеть на лужайке перед отелем, где Орел раскурил сигару, я традиционно пила свой мерзкий чай, звезды светили, скалы висели, а ко мне пришел местный кот по имени Коти и впился мне в пузо когтями.

Всю ночь мы не спали, потому что оголодавшие метеорские комары решили нас сожрать.

                               

Невзирая на ночные ужОсы, мы вскочили натурально на рассвете, чтобы посмотреть, как поднимающееся солнце озаряет скалы, а еще, чтобы влезть-таки в парочку монастырей, пока не стало жарко.

 

Первым делом, конечно, отправились брать невзятый накануне Варлаам. Ступенек там, правда, не меньше, чем в Мегало Метаора, но с утра как-то попроще пошло.

Настоящими основателями монастыря считают братьев Нектария и Феофана Апсара, которые поселились на Метеоре в 1510 году. Апсар — давняя, знаменитая и богатая семья из города Янина. Оба брата стали монахами в последние годы XV века, сначала обосновались на острове Янина и затем в монастыре Дионисия на Афоне. Варлаам же – это отшельник, живший на скале в 14м веке и бывший современником Афанасия Метеорского.

Здесь тоже есть собор, больница, часовня и даже зАмок. Ну и вид отсюда – самый красивый.

 

 

Была еще мысль залезть в святого Николая, но когда я увидела, сколько предстоит лезть, я решила, что с меня уже святости хватит, и мы отправились обратно в Лутраки.

Честно говоря, я порядком устала, так что половину следующего дня мы делали бубубу, как тетка в фильме «Человек за бортом», а потом отправились кататься на корабле по Коринфскому каналу.

 

 

С древних времен люди пытались прорыть канал, который бы соединил Саронический залив Эгейского и Коринфский залив Ионического морей, это было важно для торговли, иначе приходилось делать здоровенный крюк или тащить корабли волоком через перешеек, обогащая жадный Коринф.

Но почему-то считалось, что уровни этих морей разные, что приведет к затоплению прибрежных городов.

Римляне тоже носились с этой затеей, а особо долбанутые вроде Нерона даже начали рыть, но не успели осуществить задуманное.

Потом рыли венецианцы и снова обломались.

Турки, как ни странно, не рыли, а вот греки после того, как навешали им люлей, опять озаботились проблемой и таки вырыли – за 10 лет, силами 2х тысяч рабочих.

По тем временам это было мега-круто, но сейчас канал утратил свое значение - из-за узости водного пути в нём организовано реверсивное движение. Канал не могут проходить крупные океанские суда, ширина которых приближается к 20 метрам. Крупнотоннажные суда проходят канал на буксире, так как возникает опасность размыва стен.

Но туристы все равно пруцца.

 

 

 

 

А на следующий день мы совершили тактическую ошибку. Во-первых, мы поехали искать «скромное очарование Патр» и не нашли его. Невзирая на то, что город основан аж в 6м веке до н.э. ахейцами Спарты, кроме храма Святого Андрея, смотреть в городе нечего. Он смело занимает свое место в ряду страшных, как трындец, греческих городов, невзирая на хранящиеся тут мощи этого самого Андрея.

 

               

Дальше мы поехали на песчаные пляжи Калогрии. Это длиннющая полоса пляжей, местами окаймленная пиниевым лесом. Купаться там могут только такие крутые пловцы, как я – там везде по колено.

 

           

 

 

А потом мы поехали смотреть мост Рио-Анти́рио (официальное название — «Харилаос Трикупис») — вантовый мост через Коринфский залив, соединяющий город Рио на полуострове Пелопоннес с городом Антирио на другой стороне залива. Убей Бог, я не знаю, зачем ездить на другую сторону залива. Но мы поехали. Было еще рано, и путеводитель завлекал нас неким «озерным краем» невиданной красоты. И невиданной дикости, как оказалось.

Мост открыт 7 августа 2004 года. Длина моста 2 880 метров с самым длинным пролётом в 560 метров. Это самый длинный вантовый мост в Европе. Ширина моста — 27,2 метра. Имеется пешеходная зона и дорожка для велосипедистов. Мост имеет возможность раздвигаться вместе с отдалением Пелопоннеса от материковой Греции (на 35 мм в год).  Еще это мост с самым длинным в мире подвесным пролётным строением (2 252 м). Назван в честь премьер-министра Греции Харилаоса Трикуписа, который первым выдвинул предложение сооружения моста. Однако начать строительство моста в 19 веке экономика Греции не позволяла, оно стало возможным только в середине 1990-х годов.

Короче, мост посмотреть можно, особенно он хорош традиционно на закате, но ни-ни соваться в озерный край!

Чесслово, это была самая страшная дорога в моей жизни. Местами ее просто не было, хотя Наташа уверенно утверждала, что была. Камнепады, обрывы, перевалы, часовенки вдоль дороги в безумных количествах.  Такое впечатление, что все население озерного края тут полегло. И вуаля – вот оно долбанное озеро.

Озеро Трихонис, немедленно обозванное мной «Трихомонадой» - самое большое в Греции. И да, оно красивое. Особенно, наверное, с другой стороны. Но мы подъехали с той стороны, где его окаймляют офигенные горы, и где спуститься к воде нет никакой возможности. А между тем, Орел начал психовать, что я некормлена, хотя меня это не очень смущало. Мы добрались до столицы озерного края, города Термос, некогда столицы Этолийского союза. О май гад! Туристов тут, судя по ошеломленным рожам местных, видели впервые. И пожрать не удалось. Только разжиться невнятным джанк-фудом в магазине, которого Орел набрал груду – видимо, боялся, что мы заночуем в горах.

И не зря боялся.  Обратная дорога была еще страшнее. Но такой же безлюдной, каменистой, да еще в начинающихся сумерках. Кроме того, Наташа, как это с ней обычно бывает, взяла и сдохла в самый неподходящий момент. Шли по карте и указателям. И какое же счастье было увидеть прекрасный мост на закате!

                               

Честно говоря, после такого экспириенса, никаких путешественных экспериментов не хотелось, а сраные путеводители хотелось засунуть куда-нить жителям озерного края. Поэтому мы поехали в  один из немногих, а может быть и единственный, красивый город Греции – Нафплион, где мы уже были раньше. Дорога туда простая и равнинная, да и ехать было близко.

Вот уж где красота и раздолье для туристов. Центр города нетронут, а строили его итальянцы, знающие толк в строительстве. Кроме того, тут аж три крепости, притом одна из них, Бурдзи, посреди залива, это очень красиво.

Тут раздолье лавок и лавочек и полно чудных таверн. Правда, наученная горьким опытом, я пригрозила официанту, что если его фишсуп не дилишыз, как он обещал, то я опозорю заведение воплями на всю улицу.

 

 

 

 

Погуляв по городу, мы традиционно отправились пляжиться. Ближайший пляж около города был забит народом и вообще не слишком привлекательно выглядел, поэтому мы поехали на пляж, возле очередного разваленного древнего города – Асини.

В свое время был вполне приличным городом и в эллинистическую эпоху даже процветал.

Попляжиться можно на маленьком, уютном  галечном пляже с видом на скалу с руинами. Здесь же есть таверна, где можно разжиться фраппой (фраппу в Греции пьют все, в такую жару это даже вкусно), и даже поесть.

В последний день в Лутраках мы отдали машину и целый день пляжились, а вечером Орел поимел дельфина, как и мечтал весь отпуск. А мне что, жалко? С чего бы мне мешать ему осуществлять свои сексуальные фантазии?