Франция. Эвиан, Монако, Ницца, Канны.

 

Как-то раз летом по унылым ровным дорогам Германии катил унылый черный Фольксваген-Гольф. «Лаванда-а, горная лаванда!!!» - несся из окон нестройный рев голосов, и немецкие коровы валились со своих немецких ног. «Наших встреч с тобой синие цветы!» - доносилось из автомобильчика, пересекающего границу со Швейцарией и  катящего вдоль Женевского озера, и лиловые швейцарские коровы укладывались штабелями вдоль дорог. «Лаванда-а, горная лаванда!» - орали из машины, подъезжающей к Лазурному Берегу, и чайки валились в полете. «Сколько лет прошлооо, но помним я и ты!» - завывали в машине, въезжающей в Прованс.  Это мы ехали смотреть на лаванду.

«Завтра в 7-22 я буду в Борисполе сидеть в самолете» - надрывались мы, подъезжая к городу-крепости Каркассону. «И думать о пилоте, чтобы он хорошо взлетел и крайне удачно сел» - уже слегка хриплыми голосами подпевали мы по дороге в Тулузу. «Где-нибудь а Париже, а там уже немного и Прованс!» - радостно закончили мы, въезжая во французские Альпы.

Если вкратце, так оно все и было. Мы поехали смотреть на Каркассон через лаванду, Лазурный берег и Женевское озеро. Гулять так гулять.

Изначальный план был посетить и Швейцарию, но, как правильно сказал один из наших друзей, намного гуманнее жить в соседних странах и заезжать в Швейцарию на экскурсии.

Один берег Женевского озера – французский, а другой – швейцарский.  Остановились мы в Эвиане, том самом, в честь которого названа вода, в гостинице, из окон которой вполне можно было что-то показать швейцарской стороне озера, что и пытался все время сделать мой сюпруг.

Эвиан – это нудный город поносников, для развлечения которых в городе имеется не только бювет, но и казино, где можно  вечерком запить приличными напитками мерзкую дневную минералку. Больше там делать, в общем-то, нечего, разве что гулять по берегу озера и посеять там фильтр от объектива.

 

 

От Эвиана до Лазурного Берега нас отделял один переход, но по дороге мы решили заехать в город Аннеси, очень милый, маленький, зажатый среди гор , со своим собственным озером.  Главная примечательность тут – замок, в котором раньше находилась тюрьма, торчащий посреди канала. Впрочем, на горе есть еще один замок, куда мы не ходили. Еще в Аннеси рекомендуется сходить на базар – и вуаля! Мы попали в Аннеси в тот день, когда здесь был базар. Дааа, здесь  стоит поселиться хотя бы из-за еды. От одного только сыра у меня сворачиваются в трубочку уши и я кричу, как Роки из мультика «Сыыырррр!» В общем, купленную еду мы доедали еще на Лазурном берегу.

 

 

«Лазурный  Берег летом – это ужас-ужас-ужас!!!» - верещал интернет.  Прошерстив форумы, где тусуются умные люди, мы выбрали в качестве опорного пункта городок Ментон, от которого до Канн и всяких Ницц рукой подать, а за мысом – Монако. Но как оказалось,  беспорядочно тыкая в карту на букинге, чтобы забронировать гостиницу, я попала в соседний город – Рокебрюн Кап Мартин (кап Мартин –

это и есть тот самый мыс, за которым Монако), поэтому по дороге оказался сурприз – мы едем не в тот город, в который думали. Впрочем, он был по соседству, и я не успела сильно огрести.

Рокербрюн, впрочем, как и Ментон, заурядные французские городишки, даже страшнее Алушты. Одинаковые гостиницы-коробки, заурядная набережная и три тощих пальмы. Зато какое там море! Теплое, чистое, галечные пляжи, полупустые (где ужас-ужас?!), на которые даже не нужно приходить в 7 утра, чтобы занять место под солнцем.

По дороге из нашего страшноватого отеля была маленькая булочная, где утром можно было поесть булок и попить свежего кофе и плавать потом с этим всем в пузе.

Первым делом в качестве экскурсионной программы мы поехали за мыс, в Монако.

 

 

Монако начиналось, как колония Генуэзской республики. Куда только не добрались эти ребята!

8 января 1297 в ходе гражданской войны в Генуе Монако было занято Франсуа Гримальди и его сторонниками. С тех пор Гримальди так и правят этим крошечным куском земли размером 2,02 кв.км. А живет там 32 965 человек.

Монако, конечно, впечатляет. Это одно из самых удивительных мест, что я видела. Высотная застройка лепится по склонам гор, как ласточкины гнезда. Тесно, шумно, высоко, жарко и солнечно.

 

Первым делом мы отправились в сад экзотических растений, где сами чуть не стали кактусами. Этот маленький садик основан принцессой Грейс, и тоже щемится на склоне, откуда открывается изумительный вид на Монако. Экзотические растения – это в основном кактусы и всякие молочаи, поэтому тень можно найти разве что в гротах или попробовать занырнуть в пруд к рыбкам.

 

                   

Вдалеке на мысу виднелся замок князей Гримальди. ОБОЖЕНЕТ!  - сказали мы и потащились по жаре в ту сторону. Князья были дома, и в замок мы не попали, зато сходили в аквариум за каким-то чертом и в музей океанографии.

                                         

Следующим пунктом нашей культурной программы была Ницца.

Хотя Ницца – это древняя Никейя, названная так в честь Ники, богини победы, которая основана греками в середине  IV в. до н. э., этот дух древности в городе совершенно не ощущается. Вообще ничего не ощущается. Английская набережная, променад, пляжи, мы ничего не поняли. Ну, Ницца. Море. Обычный курортный город. Хотя галерея Лафайет в Ницце классная J Ну и главная площадь со смешными цветными человечками, сидящими на колоннах, хороша.

                           

Лазурный берег и Прованс – это страна Медиевал Виллиджей. Это обусловлено тем, что местных жителей задолбали сарацины, и они сбежали жить в горы. Мидиевал Виллидж – это средневековая деревня, небольшое селение на труднодоступном холме, окруженное стенами и обязательно со своим замком. Первый Медиевал Виллидж впечатляет, второй тоже. После пятого они уже все одинаковые: стены, узкие улочки, горшочки-цветочки. Только направленность у них разная: где-то картины, где-то гончарные изделия.

Нашим первым медиевал виллиджем стал Сен-Поль-де-Ванс.  Этот виллидж знаменит тем, что в 20-е годы XX века его облюбовали для себя художники из Парижа. Когда эти художники (Утрилло, Вламинк, Дюфи, Боннар, Сутин, Пикассо, Модильяни, Кокто, Шагал) стали знаменитыми, сюда потянулись тусить знаменитости -  Бриджит Бардо, Грета Гарбо, Софи Лорен, Берт Ланкастер, Катрин Денёв, Жан-Поль Сартр и Симона де Бовуар.

 

Из Сен-Поля мы поехали в Канны и снова ничего не поняли. Нет, понятно, конечно, что это город феерических понтов: кабриолеты, яхты, бутики и тетки в жемчугах. Но сам город примечателен здоровенной набережной с пальмами и этими самыми бутиками с тетками с жемчугами. Ну, можно еще на красной дорожке сфотографироваться. Зато мы неожиданно нашли  тут непафосный луковый суп.

Полежав предварительно на пузе и поев булок, на следующий день мы отправились в Антиб. Хотя Антиб построен в 20м веке на месте бывших римских гаваней, он производит очень «историческое» впечатление. Много сооружений,  построенных из грубого камня, уже привычные цветочки везде, где только можно, чайки и море изумительной красоты.

Главная примечательность тут – музей Пикассо, расположенный в бывшем замке князей Гримальди. Когда в 1946 году Пикассо  искал просторное помещение для работы, власти города предложили ему замок Гримальди. Пикассо работал в нём полгода и в благодарность за гостеприимство подарил городу картину «Ночной лов рыбы в Антибе», множество рисунков и эскизов. Всё это стало основой музея Пикассо.

Тут тоже тусовались толпы людей искусства: Фрэнсис Скотт Фицджеральд описал в своем романе «Ночь нежна» отель Du Cap Eden-Roc. Писатель Никас Казантзакис жил в Антибе и создал роман «Алексас Зорбас», по которому в 1964 году в Голливуде был снят знаменитый фильм «Грек Зорба». Последнюю четверть своей жизни (с 1966 по 1991 год) провёл в Антибе английский писатель Грэм Грин.

После Антиба мы поехали во вторую по счету средневековую деревню, Туррет-сюр-Луп, которая находится в долине реки Луп (волк), течет эта река в Волчьем Ущелье, по дороге открываются замечательные виды. Внешне Туррет ничем от предыдущей деревни не отличался, те же домики-улочки-цветочки, но здесь совсем не было туристов, поэтому бродить было легко и приятно.

Неподалеку находится очень известный замок Гурдон, известный тем, что его сады-террасы создавал тот же архитектор, что и сады в Версале. Но увы,  замок был закрыт, пошел дождь, а средневековая деревня около замка была точь-в-точь, как две предыдущих.

                       

Как ни странно, в Монако, через который мы проезжали, дождя не было, а в нашем Рокербрюне была вообще отличная погода,  чем воспользовались  местные жители, толпами гулявшие по набережной с дитями и собаками.

Тут надо сказать, что французы очень любят собак. Собакам можно везде: в рестораны, магазины, даже в церкви. И никто почему-то истошно не орет: уберите собаку!!  Уровень собаколюбия тут, пожалуй, даже выше, чем в Англичании.

Поскольку дело было накануне дня Бастилии, то даже в нашем селе был карнавал и салют.

               

А там еще немного и ....