Шотландия, день первый
Эдинбург

«А знаешь, доця, - сказала мне как-то мама, когда я еще была маленькой: есть такая страна, где все мужчины ходят в юбках». Но мама не уточнила, что трусов они под этими юбками не носят. И что называются они вовсе даже и не юбки, а килты, и называть эти штуки юбками нельзя  - для этих самых мужчин без трусов это жутко обидное дело.

Называется это странное место Скотландия, а именно: страна скоттов, хотя там и кроме скоттов тусовалось немыслимое количество народу. Что любой советский человек знает о Шотландии? Как уже было сказано, там ходят в килтах, пьют много виски, не любят англичашек, а любят Уильяма Уоллес а и Роберта Брюса. Самый известный у нас шотландец – это Коннор Макклауд, вообще вымышленный персонаж, хотя  клан Макклаудов и до сих пор живее всех живых.  Особенно продвинутые еще вспомнят про Марию Стюарт и Макбета. А на самом деле…Так все и есть. С англичашками они, положим, смирились, но виски пьют, особенно по уикендам, Уоллеса, Брюса и Марию Стюарт нежно любят, а также всячески подчеркивают свой патриотизм, в килтах ходят, конечно, мало, но все же бывает. А уж на так называемые «сборы кланов», которые очень популярны, уж сам бог велел прийти правильно прикинутым: в килте, специальных гольфах с подвязками, с написьной сумочкой-кошельком. По-хорошему, сверху должен быть плед , но как правило, это рубашка с пиджаком.

Неискушенному туристу может показаться, что Шотландия вполне себе однородная страна, но на самом деле то не так. И это обусловлено той веселой тусовкой, которая издревле здесь происходила.  Непонятно почему, но сюда постоянно кто-то ломился, как будто здесь медом намазано. Поначалу к мирно живущим на севере пиктам подвалили приплывшие из Ирландии скотты, которые по сути кельты.  Они создали государство с офигительно красивым названием Дал Риада. С юга всех этих граждан поджимали бритты и  англо-саксы, которые по сути немцы, а с запада их беспрерывно торбили викинги. Из всей этой каши постепенно и сварилась Шотландия. Причем про короля скоттов Кеннета МакАльпина рассказывают страшную историю, как он замочил всех пиктских дворян, но это все фигня, потому что его дедушка просто удачно женился на пиктской принцессе, а у пиктов наследование шло по женской линии. Он создал государство с не менее красивым названием Альба, которое потом уже стало называться Шотландией (то есть Скотландией, землей скоттов).  Так что по сути шотландцы – это кельты, и на севере страны практически все надписи на двух языках: английском и гэльском (языке кельтов), это очень красиво выглядит, но это совершенно невозможно ни прочитать, ни выговорить.

Клан на гэльском означает «семья», и как кельты привыкли жить в Ирландии, так они долгое время и жили в  Шотландии, особенно на севере, в Хайленде, где от одного клана до другого пилить и пилить, а каждый клан жил в своей долине или на острове и периодически ходил к другому в гости: спереть коров или тетку, устроить кровную месть, ну или просто дружески нажраться.

В Лоуленде, где больше простора и плодородных земель, люди жили по-другому,  поэтому когда во время одного из восстаний «дикие горцы спустились с гор и принесли в мир виски», в Лоуленде так напугались, что сами лоулендские кланы и воевали с хайлендскими, а англичашки в сторонке довольно потирали ручки.

Первым делом мы отправились к приличным людям, в Лоуленд, а именно в Эдинбург, столицу Шотландии.

Отправились мы туда на машине, хотя я не рискнула сесть за руль, да и не больно-то хотелось. Англичашки – очень странные люди. Мало того, что они ездят по встречке и меряют расстояния милями и ярдами, а пиво – пинтами, им еще и совершенно плевать на собственный комфорт. Зимой англичанские тетки ходят с голыми ногами и в босоножках, а летом – а сапогах или угги, комфортной температурой в англичанской спальне еще недавно считалась такая, при которой не замерзала вода в тазу для умывания. Естественно, таким людям совершенно плевать на то, что они едят, поэтому не ждите, что они станут нормально вас кормить, только потому, что вы туристы. Я однозначно утверждаю, что англичанский континентальный завтрак – это адское зло, и я очень хочу узнать, кто это придумал и где он похоронен.

В Шотландии тоже предполагались континентальные завтраки, но когда я на ресепшене в гостинице в  Инвернессе в ужасе схватилась за голову, девушка сказала: «Ну, эт вам не Лондон, эт Инвернесс, так что у вас будет настоящий шотландский завтрак!»  Так что не ждите в гостинице за 100-120 евро в Лондоне что-нибудь, кроме булок. Есть нормально в Лондоне можно, но не в гостинице и не англичанскую еду.

В общем, мы в ужасе от булок, с выпученными глазами, наезжая на бровки (от непривычной езды по встречке),  пропилили 630 км. И прибыли в нашу гостиницу в Эдинбурге. Сюпруг, еще не очухавшийся от езды по встречке, увидел гостиницу, зашел в номер и с опаской спросил: «А мы что, за все это заплатили?!» «Да, дорогой, конечно! 175 евро за ночь!» - сказала я. По крайней мере, оно почти того стоило, потому что гостиница была в старинном доме с огромными потолками, лепниной на этих потолках, красивым холлом, уютным рестораном с отличной едой и девушкой на ресепшене, которую абсолютно невозможно было понять.

Шотландский завтрак – это страшная вещь. Конечно, булки они тоже предлагают, ведь среди туристов могут затесаться булкоядные англичашки, но  впридачу к булкам будут  поджаренный бекон, сосиски, хаггис (это такое специальное шотландское блюдо, которое попробовать нужно обязательно), кровянка, яичница, омлет и почему-то подогретые помидоры. И конечно же, чай, от которого встать может даже мертвый. После такого завтрака можно легко облазить весь Эдинбург, залазя даже на холмы и сметая содержимое сувенирных магазинов.

Мы начали с Эдинбургского замка, который, как полагается приличному замку, стоит на холме и выглядит таким же мрачным, как и весь остальной Эдинбург. Собственно, и название города переводится, как крепость Эйдина, вероятно произошедшее от имени короля Нортумбрии Эдвина (еще одно небольшое королевство на территории Шотландии). У входа туристов встречают всем известные товарищи Уильям Уоллес и Роберт Брюс. Здесь находится самое старое здание Эдинбурга – часовня святой Маргариты (которую канонизировал ее собственный сын король Дэвид I), здесь находится знаменитый камень судьбы, на котором короновались все шотландские короли, начиная с Кеннета МакАльпина. Кстати, камень этот раньше находился в Скуне, а потом был потырен англичашками в Вестминстерское аббатство, откуда его сперли уже в наше время два отважных шотландских студента, и только недавно камень официально вернули в Шотландию. Здесь находятся сокровища шотландских королей, которые нас и так не прельстили, а уж очередь, которая за ними выстроилась, и совсем отбивала желание на них смотреть.  В этом замке Мария Стюарт родила сына, который позже стал королем не только Шотландии, но и всея Англичании. По этому поводу есть легенда о том, что якобы при исследовании замка в стене той комнаты, где королева родила сына, нашли скелетик младенца, и что якобы это и есть настоящий сын Марии Стюарт, а вместо него одна из фрейлин пристроила своего младенца. В общем, замок очень интересный, но огромное количество туристов, которые везде лезут и заглядывают во все дыры, включая большую пушку (не будем тыкать пальцами в тех, кто это делал) не способствуют нормальному восприятию.

                     

Для всякого туриста после замка обязательной считается прогулка по Королевской Миле (строго говоря, это не одна улица, а четыре) , которая упирается в более современный дворец Холируд (Святой Крест), построенный около старого аббатства Холируд. Туристов на этой улице – немерянно, и необходимость пропихиваться сквозь плотную толпу здорово мешает рассматривать окрестные домики. На этой улице куча разных

интересных музеев вроде музея Детства или Мери Кингз Клоз (клоз – это на шотландском варианте английского переулок), где находится целый подземный город средневековой бедноты. Но мы никуда не пошли, потому что хотелось просто гулять.  Зашли в собор Святого Джайлза, где есть совершенно потрясающая часовня,  построенная для рыцарей чертополоха (чертополох – это национальный шотландский символ), где интерьер сделан из резного дуба, а над каждым креслом находятся гербы и шлемы, украшенные соответствующими символами. Но самое прикольное – это изображения разного зверья, украшающие ручки кресел. В общем, там можно долго втыкать на детальки. Кстати, королева, когда приезжает в Эдинбург, тоже тусуется с рыцарями чертополоха в этой часовне.

             

Если от Святого Джайлза свернуть на мост вместо того, чтобы идти прямо по Миле,  то попадешь к носощипательному памятнику собачке по кличке Бобби, которая после смерти хозяина 14 лет ходила к нему на могилу.

На Королевской Миле есть куча забавных пабов и пивнушек с названиями вроде «Конец мира» (здесь заканчивался средневековый Эдинбург), «Последняя капля», где наливали смертникам и таверна Дика Броди, который днем был приличным содержателем таверны, а по ночам мочил и грабил обывателей. Именно его  образом вдохновлялся Роберт Льюис Стивенсон, когда писал про Джекила и Хайда.

 

Здесь же находится дом религиозного проповедника времен Реформации Джона Нокса. Этот  приятный во всех отношениях, но слегка фанатичный парень нещадно преследовал католичку Марию Стюарт, проповедовал протестантство  и способствовал его распространению, что в конце концов привело в религиозных войнам, и введению в английское право нормы, которая не дает возможности королям-католикам наследовать трон.  Все это привело к тому, что Стюарты потеряли право на трон, а теперь у англичашек в королях хрен знает кто. В общем жалко, что на него не упала потолочная балка, например.

 

 

Во дворец Холируд мы тоже не полезли, зато полезли на холм Калтон Хилл, откуда открывается самый заезженный вид на Эдинбург.  Беседку мы нашли , но вид на Эдинбург все не открывался. Путем шаренья по окрестным кустам было выяснено, что это другая беседка (на самом деле – мемориал), которой вдохновились после создания первой беседки, а нужная беседка находится еще выше – рядом с маяком, которая на самом деле называется башней Нельсона,  и недоделанным  Национальным Монументом Шотландии.

В идеале он должен был изображать Парфенон, но деньги внезапно кончились. Получился креативный недопарфенон. 

 

 

Мы сползи с холма и, понюхав цветочки в садах на принцесс-стрит, отправились в гостиницу есть наш шотландский ужин, еще более страшный, чем шотландский завтрак.

   

поехали дальше