Галопом по Европам. Часть 2я. Замки Луары и Замок Пьерфон.

Уезжать из Парижа было жалко, потому что много чего еще хотелось увидеть. Но замки хотелось увидеть еще больше, потому что именно замки во всех видах, включая совсем уж неприлично развалившиеся, привлекали меня в Европе больше всего.

Но погода была замечательная, да еще в качестве прощальной улыбки Парижа над автобаном торчал огромный рекламный плакат Л`ореаля с моим любимым дохтуром, Мэтью Фоксом, от чего мое настроение взлетело совсем уж до небес.

Надо сказать, что на Луаре, куда мы намылились, замков около 300. Это включая не только Шато, но и шато. То есть чуть ли не охотничьи домики или невразумительные развалины. Посмотреть это все реально, наверное, за несколько недель. Поэтому я подошла к вопросу комплексно: залезла на сайт з замками Франции и выбрала понравившиеся картинки. Больше всего мне по картинке понравился Амбуаз. К тому же мне понравилось его название, да и в голове все время навязчиво вертелся куплет: «Кто первый задира у нас? Конечно, синьор Д`амбуаз. Кто верен и нежен спроси. Ответят синьор де Бюсси». Это один и тот же дядька, на самом деле – он же любовник графини де Монсоро из одноименного романа Дюма. Замок Монсоро на Луаре тоже есть, но он не шибко меня привлек. Окончательно на руку Амбуазу сыграло то, что я начиталась перед отъездом о жене Ричарда III английского, а она в первый раз выходила замуж именно в Амбуазе. Я решила, что это судьба. Не говоря уже о том, что он-де находится в 50ти км. от Парижа. Но, как оказалось, в 150.

Так что все остальные замки я выбирала, исходя из их расстояния от Амбуаза. Ближе всего оказался Шенонсо, а по дороге – Шомон, который, к тому же, глянулся мне на картинке. Шамбор маячил в планах, потому что необычный, хотя это не замок, а загородный дворец. Правда, когда стали изучать маршрут, оказалось, что Шамбор тоже по дороге. По дороге оказался и Блуа. Но для меня это оказалось полной неожиданностью, а бегать по Блуа с криками «где-то тут был замок», не было времени.

           

 

Что самое забавное, все замки оказались между собой исторически связанными, но при этом совершенно разными по стилю, поэтому получилось интересно и разнообразно.

 

               

Шамбор построил для себя Франциск I, один из немногих Валуа, кому можно симпатизировать. Хотя бы потому, что он был покровителем искусств и поклонником новых веяний в искусстве и архитектуре. Правда, как это обычно бывает с королями, он был крайне расточительным. Так, отгрохав огромный Шамбор в качестве охотничьего домика, он провел в нем всего 72 дня за 20 лет правления. Понять его немудрено: замок построен в лучших традициях итальянского возрождения, которое аж никак не сообразуется с французской погодой. Помещения в замке огромные, потолки высокие, и везде гуляет ветер. На огромный зал в лучшем случае один камин. Думаю, зимой там вообще невозможно было находиться. Орла почему-то очень интересовал вопрос, было ли в замках холодно зимой, и в каждом из них он задавался этим вопросом. Так вот, в Шамборе было! И, наверное, даже летом. В общем, дворец очень хорош, но выглядит, как дорогое произведение искусства – издалека полюбоваться, но в руки лучше не брать.

 

Кроме кучи официальных фавориток, у Франциска I было еще и увлечение: Диана де Пуатье. Эта хитрая и достойная всякого уважения тетка умудрилась сохранить сравнительно приличную для французского двора репутацию. Замужем она была за великим сенешалем Нормандии, который, в силу своего преклонного возраста, быстренько избавил ее от своего общества. Было ли у нее что-то с Франциском – непонятно. Во всяком случае, он называл ее «неприступной Дианой», так что есть подозрение, что королю ничего не обломилось. Зато, когда его сынок, будущий король Генрих II, вернулся ко двору из испанского плена, Франциск попросил Диану о нем позаботиться. Потому что парень был робким и забитым. Она и позаботилась, даром что была старше на 20 лет. Притом так позаботилась, что оставалась его фавориткой всю жизнь. Теткой она была умной, поэтому не только позаботилась о том, чтобы Генрих женился, но и внимательно следила за тем, чтобы он не забывал делать детей. Даже принимала роды у его жены. Жена, как видно из описанного, тоже дурой не была, сидела и не отсвечивала, а то б еще запер муж в каком-нибудь дупле и выпускал бы только на праздники, знаем, плавали, были в истории прецеденты. А жена была никто иная, как Екатерина Медичи. Да, та самая, которая якобы всех травила.

Почему я так подробно распространяюсь об этом семействе? Нет, у меня еще не старческий маразм, когда фонтан невозможно заткнуть. Просто все замки так или иначе связаны с этим чудным семейством.

Например, замок Шенонсо принадлежал сначала семейству де Марков, которые были вассалами Амбуазов. Замок у них оттяпал некий Бойе, финансист, человек не знатный, но богатый. Бойе, а точнее его жена,  привел замок в порядок, перестроил мельницу в донжон (это главная башня, которая должна быть в каждом уважающем себя средневековом замке). После чего Франциск I решил, что замок ему нравится, обвинил сына Бойе в финансовых махинациях и замок у него отобрал. Что поделать, ему понадобился еще один охотничий домик, а в Шенонсо точно было теплее, чем в Шамборе.

После смерти Франциска его сын Генрих II подарил замок Диане де Пуатье. Это был не самый любимый ее замок, но она разбила здесь сад, который до сих пор так и называется.

После смерти Генриха II Екатерина Медичи наконец-то оттопырилась. «Такая корова нужна самому», - подумала она и отобрала у Дианы замок. Думаю, Екатерина позлорадствовала, потому что погиб Генрих тупо. Он был большим любителем турниров, и на одном из них ему попали копьем в глаз в прорезь шлема. Между прочим, об этом еще Нострадамус писал, но Генрих, видимо, думал, что пронесет. После него королем стал Карл IX, который замутил Варфоломеевскую ночь с своей мамашей Екатериной Медичи. Есть легенда, что мамаша его и отравила, случайно. Она подсунула своему родственнику, Генриху Бурбону, книгу об охоте, пропитанную ядом. А Карл сам очень любил охоту, зашел к Генриху на чай, увидел книгу и, смачно слюнявя пальцы, стал ее читать. В принципе, Екатерине это было на руку, потому что королем стал ее любимый сын, Генрих III. При нем она и собиралась поцарствовать вволю. Но Генриха убил религиозный фанатик, третий сын умер, а королем стал как раз ненавистный Генрих Бурбон.

При Екатерине замок стал выглядеть еще лучше – она построила на мосту через реку еще одно крыло, а точнее крытую галерею. Это, на мой взгляд, самое красивое, что есть в замке. Хотя он и сам по себе хорош – маленький и уютный, я б сказала женский. Ощущение усиливается от того, что везде расставлены огромные букеты свежих цветов.

Кстати, замок так и называли – «дамским». После Екатерины в нем жила (тоже после смерти мужа, Генриха III) Луиза Лотарингская. Только, в отличии от Екатерины, она страдала после его смерти, одела белый траурный наряд королев и не снимала его до конца жизни. А ее спальня обтянута черной тканью.

 

 

 

 

       

 

В Шенонсо полно забавных парадоксов: по одну сторону от входа – сад Дианы, по другую – сад Екатерины. На камине висит портрет Екатерины, а на камине переплетаются инициалы Генриха и Дианы. Или в одной из комнат на стене висит потрет Дианы, а с другой стороны – портрет герцогини д`Этамп, фаворитки Франциска I, они считались соперницами.

                           

 

Не надо думать о Екатерине плохо – она не заставила бедняжку Диану бомжевать, а выделила ей вполне себе неплохой замок Шомон, который и денег-то приносил больше. Правда, в отличие от Шенонсо, расположенного в живописном месте на реке, Шомон выглядит более мрачным. И неудивительно, потому что он расположен на скале, в стратегически удобном месте. Еще в 10м веке тут находилась сторожевая башня графов Блуа, а потом замок перешел опять-таки к роду Амбуаз. Правда, у одного из Амбуазов хватило мозгов восстать против короля Людовика  XI, и король развалял замок. Но потом передумал и разрешил его отстроить. Замок оставался фамильной собственностью до XVI века, а потом род пресекся по мужской линии, и Екатерина Медичи купила замок.

Из всех виденных замков Шомон мне показался самым маленьким, но самым уютным, внутри настоящая жилая обстановка. И я уверена – там точно зимой было тепло!

А главное – никаких туристов.

 

 

Амбуазы, как видно, были одной из сильнейших дворянских фамилий, в их роду были многочисленные епископы, затесался один аббат, но зато он построил особняк Клюни в Париже, на Луаре они властвовали безраздельно. Видимо, испугавшись их влияния, Карл VII обвинил Луи Амбуаза в измене и конфисковал замок. Впрочем, для Карла это была нормальная линия поведения – это он сбагрил Жанну д`Арк англичанам, когда она его короновала и стала не нужна. А те ее, как все знают, сожгли.

Амбуаз стал королевским замком.  Карл VIII, декорировал замок в стиле итальянского возрождения, но долго пожить тут не успел. Шел по галерее, служившей туалетом, ударился головой и умер. А я всегда говорила, что туалет опасное место. Ходите в туалет в каске!

Франциск I  вырос в этом замке и очень его любил. Он уговорил Леонардо да Винчи провести последние годы жизни во Франции, и Леонардо жил неподалеку от Амбуаза в замке Клос-Люсе. Считается, что он похоронен в часовне Сен-Ювер, на территории Амбуаза.

Замок, конечно, очень красивый и необычный, потому что как будто состоит из разных кусков, построенных в разном стиле: тут тебе и романский, и готика, и пламенеющая готика, и итальянское возрождение. И главный вопрос: как топили. Топили, думаю, так себе, потому что помещение средней величины, но попадаются и маленькие уютные комнаты. Жалко, фотографировать внутри нельзя.

 

 

Успели мы в Амбуаз очень вовремя: за полчаса до закрытия, но нас конечно, никто не выгонял. Тетки там очень милые. Когда я выходила из замка, то Орел меня застрял в турникете. По своему обыкновению я издала ревущий звук,  в ответ на который раздался грохот из кассы – тетка бежала меня спасать.

Сползши со скалы, мы обожрались шоколадом в местной кондитерской, где пирожные и шоколад делают сами. Я в который раз кричала «больше никакого сладкого, я больше не могу!» И погуляли немного по городку, который мне ужасно понравился.

 

 

Последний взгляд в сторону Амбуаза и мы двинулись на Орлеан, где было решено заночевать.

Орлеан – это какие-то каменные джунгли. Мы минут сорок искали отель, потом столько же – парковку, а потом – где нам выпить луарских вин. Закоченели, но нашли. Отель был маленький, но уютный, от центра близко, да там всего Орлеана – переплюнуть можно. Со стоянкой – полный швах.

Орлеан, между прочим, в средние века был вторым по значению городом Франции, недаром Жанна его взяла первым.

С Жанной тут связано все – и центральная улица ее имени, и площадь с ее памятником, и даже торговый центр. В Орлеане есть огромный красивый собор – Нотр-Дам-Де-Клери, построенный в 15м веке, который уже, конечно, был закрыт. Сфотографировать его по причине громадности тоже удалось с большим трудом и то плохо.

Построили собор на месте разрушенной Солсбери при захвате Орлеана церкви. А через несколько дней после разрушения ему оторвало ядром голову.

                                

 

Поутру нас ждал неприятный сюрприз: гавкнулась карточка, на которую была записана навигационная программа, а это значило, что до Бонна нам придется добираться по запаху.

Как ни странно, заблудились мы только когда искали замок Пьерфон, в который мы хотели заехать еще до Парижа.

Сам замок, как всякий приличный замок, торчал на скале, и был отовсюду виден, но мы, как обычно, еще какое-то время искали в него вход. Пока искали, поели наконец улиток, которых для туристов предусмотрительно выколупали из панциря.

На самом деле Пьерфон полностью отстроен, после того, как его разваляли при Людовике XIII. То, что мы видим сейчас, - это, так сказать, взгляд на средневековый замок с точки зрения архитектора Виолье ле Дьюка, притом в лучших традициях романтического взгляда на средневековье, который бытовал в 19м веке. Как оказалось, взгляды на романтику у нас с архитектором полностью совпали. Мне лично все равно, что он отстроен – его архитектурной ценности это нисколько не умаляет.

Оригинальный Пьерфон начали строить в 1393м году при Людовике Орлеанском, втором сыне Карла V.

От замка остались романтические руины, на которые при Наполеоне III  возникла мода. У него-то и возникла идея отстроить замок и сделать в нем свою резиденцию. Внешне замок успели закончить, но внутренние работы сделаны частично. Поэтому замок производит странное впечатление: сразу видно, что  в нем никогда не жили, да еще полное отсутствие туристов. Лично у меня это вызывало ассоциации с какой-то страшной детской сказкой. Но я вообще девушка впечатлительная.

Спускаясь по лестнице, я услышала невнятное бормотание. «Ага, туристы», - с некоторым облегчением подумалось мне. Когда я спустилась в самый низ лестницы, то увидела странное помещение, похожее на склеп. Это и был настоящий средневековый склеп глазами ле Дьюка. Здоровенное помещение было заполнено могильными памятниками вполне старинного вида, притом все это подсвечивалось, из разных мест неслось разноголосое бормотание, а на стенах там и сям возникали голограммы. Подавив внутреннюю дрожь, я с интересом стала читать, кого же архитектор туда засунул. Нашлась тьма королей, герцогов, графьев и церковных деятелей. А также Екатерина Медичи, которая, молитвенно сложив руки, смотрит в сторону своего сюпруга Генриха II, судя по позе, безнадежно завернувшего ласты, и его фаворитки, опять-таки Дианы де Пуатье. Никуда нам от нее было не деться! Причем она оперлась на локоть и читает книжку, а из-под руки выползает маленькая пиздопротивная собачка.

Пока я читала какую-то надпись, бормотание стало стихать, голограммы гаснуть, и вот я уже одна стою в тишине в подземном, что его, склепе. Одна, блин! Куда делась эта сцука Орел?! Сцука пряталась за надгробием, чтобы с ужасными звуками выскочить оттуда и напугать меня до потери пульса.

 

Архитектор, конечно, оторвался по полной. Например, в замке есть Зал героинь, где императрица и ее придворные дамы изображены в виде героинь древности. Нам удалось разобрать Семирамиду, Пентеселею, Ипполиту и Пенелопу. Все башни, восемь штук, носят имена разных героев: Гектора, Артура, Александра, Карла Великого, Юлия Цезаря, остальных не помню. Между прочим, замок вполне обороноспособный, просто к тому времени, когда его закончили, применение пушек при осаде свело его возможность защищаться к минимуму, но в средние века он был бы неприступным.

Внутренние помещения ле Дьюк построил в стиле Ренессанса и добавил туда немного готики, например, водостоки в виде химер и саламандр, и страшнючие зверушки на крыльце. Имеется и замковая капелла, куда ж без нее.

Еще внутри есть интересная выставка литейных изделий. Это макеты, которые использовались мастерской Мондуит при отливке разных статуй, в том числе для замка, наверший для соборов  и тыды. Идешь-идешь и вдруг – бац! Грифон! Или целый коридор химер с разными рожами.

И главный вопрос: как топили. Думаю, что плохо – фиг обогреешь такие огромные помещения. Но это пофигу, все равно в Пьерфоне никто не жил.