Баррррселооооонаааа 
ляляля

    «Кто понял жизнь, тот не спешит» - по такому принципу течет жизнь в Барселоне. «Всех денег не заработаешь», - рассуждают барселонцы, отсюда длинная сиеста, закрытые в воскресенье магазины и многие другие заведения. Все компенсируется атмосферой праздника. Такое впечатление, что никто не работает, знай только прогуливают по улицам своих закутанных  в попонки и комбинезончики собак. Такого количества собак я не видела ни в одном городе, при этом за пять дней мне не повстречалась ни одна кошка.

    На третий день в Барселоне выпал мокрый снег, да еще с громом. Радостно вопя, барселонцы кинулись скупать резиновые сапоги и зонтики, при этом поскальзываться, падать, писать что-то прямо на тротуарах и радоваться жизни.

    В общем, вы поняли: если хотите расслабиться, вам сюда.

    Наркоманские постройки в стиле модерн еще больше подчеркивают атмосферу всеобщего веселья, потому что понимаешь: будучи в трезвом уме и не под кайфом такого не придумаешь. Впрочем, может, у них там, в Каталонии, в воде что-то такое. Особый глист, продуцирующий гениальность, например, Дали и Пикассо некоторое время тоже тут жили.

    Барселона – это не совсем Испания, это Каталония. У каталонцев свой язык, своя кухня и свои национальные развлечения. Например, корриду они не слишком жалуют, больше любят футбол. Во времена Франко каталонский язык и танцы были запрещены, что привело к тому, что выросло несколько поколений, не знающих своего языка и культуры. Но это дело поправимое, и сейчас каталонцы даже немного борются за свою независимость. По-каталонски, конечно, с сиестой и выходными. Не к спеху ведь. К тому же Каталония и так автономия.

    Как в любом уважающем себя городе с тысячелетней историей, в Барселоне есть готический квартал и даже развалины римских построек, ведь основал Барселону еще папа Ганнибала, Гамилькар Барка, и называлась она тогда Барсино. Барсино был обычным римским городишкой, запертым между своих крепостных стен, остатки которых еще кое-где сохранились. «Официальный» вход в готический портал лежит между двумя сохранившимися римскими башнями, а площадь, где они стоят, называется Пласа Нуова, что в переводе означает «Новая площадь». Барселонский собор – это не просто готика, а каталонская готика, более сдержанная и приличная, в отличие от буйной пламенеющей готики, которой полна Европа. Но чтоб различить пламенеющую и непламенеющую готику, нужно хорошо разбираться в обеих. Самое красивое в соборе, посвященном великомученице Евлалии, - это внутренний дворик, заросший пальмами и прочей пышной растительностью. Тут же тусуются 12 белых гусей. То ли по количеству лет замученной святой, то ли в честь спасших Рим гусей.

 

 

В готическом квартале много стареньких домов 14-15 веков, неплохо сохранившихся, здесь же находятся основные органы управления Каталонией – Женералитат (автономное плавительство) и Парламент, причем здание правительства соединено мостиком с резиденцией президента. Если президент дома, на балконе поднят флаг Каталонии. На площади мы были раз пять (все пути туда приводят почему-то), но президента не застали.

                                  

Флаг Каталонии желтый с четырьмя вертикальными красными полосами, и по этому поводу существует легенда, а как же.

После падения Рима Барселона превратилась в довольно захолустное местечко. Поочередно здесь тусовались то вестготы, то арабы, то франки. Король франков Карл Лысый в 9м веке за военные заслуги подарил город графу Вильфреду Волосатому. Будучи обделенным природой в отношении волос, Карл не поскупился, подарив Барселону и без того щедро одаренному Вильфреду – у того, говорят, волосы росли даже на пятках. Вильфред был не просто очередным графом Барселоны, он фактически создал Каталонское королевство, а титул сделал наследственным. Так вот, эти два прекрасных парня Лысый и Волосатый воевали с норманнами, которые в то время успели задолбать всю Европу. В сражении Волосатый был ранен, а Лысый взял его окровавленную руку и провел по золотому щиту графов барселонских. Что он там себе подумал: «Красиво!» или «Ну вот, хоть руки товарищу вытер», легенда умалчивает.

В готическом квартале можно затариться сувенирами и хорошо покушать в каком-нибудь тапас-баре. Тапасов, то есть закусок, нужно поесть обязательно, делают их из самых разных вещей, в том числе из рыбы и морепродуктов, которых тут полно, потому что море рядом.

В старом городе встречаются маленькие романские церкви вроде Сант Пау Дель Камп, основанной в 9м веке, и величественные церкви вроде Санта Марии Дель Мар, покровительницы моряков, звезды морей. Я туда с удовольствием забрела, когда шел ужасный снег с громом, и послушала орган.

                                       

    Но по правде говоря, таких церквей, церквушек, соборов и готических кварталов по всей Европе пруд пруди. Всячески восхваляемая путеводителями улица Рамблас меня тоже особо не впечатлила. Ну, улица, ну, с бульваром, шумная, много людей, и че?

                           

 

    Вот что делает женщину женщиной? Ой, простите, Барселону Барселоной? Конечно же, Гауди.

    Антонио Гауди кажется мне человеком, упавшим с Марса. Когда смотришь на его постройки, понимаешь, что для него не было никаких канонов и стереотипов, как будто он ничего не знал о земной архитектуре, а просто свалился на землю и стал строить тут по-своему, по-марсиански.

    Нас поселили в какой-то аццкой, как мне показалось, заднице, в районе Эшампле, показавшемся мне похожим на Стамбульский Лалели, где скупаются наши челноки. Но через улицу от нас была Саграда Фамилья, храм Святого Семейства, задуманный и начатый Гауди, то, ради чего миллионы туристов едут в Барселону.

    В Барселоне отличное метро, так что передвигались мы на нем. И вот, выйдя на своей станции, которая так и называлась, Саграда Фамилья, мы стали чесать репы, раздумывая, в какой стороне отель. И тут мы увидели! И сказали емкие русские фразы, потому что нормальными словами мы восторг выражать не умеем. И потому что никакие фото и видео не дадут представление о том, что такое Саграда Фамилья. То, что на фото кажется какалесой, в реале оказывается изобилием мелких деталей, рассмотреть которые можно только вблизи. Стоять возле собора совершенно невозможно: он настолько огромный и отвесный, что кажется – вот-вот упадет прямо на тебя. Вы думаете готические соборы давят? По сравнению с Саградой это легкий пинок.

При жизни Гауди успел закончить только один фасад – фасад Рождества. Как раз его и показывают обычно на фото. Сам Гауди хотел создать Библию в камне, и у него это получилось, потому что на этом фасаде есть все: убиение младенцев, волхвы, дева Мария с младенцем, рождественская звезда, сосульки, потому что дело было зимой, волны и пальмовые ветви. А над всем этим – зеленый кипарис, как символ вечной жизни, и белые голуби, как символ душ умерших. В общем, победа жизни над смертью.

                       

    Если вы уже вдосталь наплющились от фасада Рождества, можете переходить к фасаду страстей Христовых, где вас тоже заплющит, но, скорее всего, не в положительном понимании этого слова.

    Этот фасад делал ученик Гауди, но совсем в другом стиле, в стиле кубизма. Голый кубический Иисус – зрелище не для слабонервных, но, с другой стороны, Ватикан промолчал. Небось до сих пор плющатся от шока. Зато тут деталей мало, хотя какое-то время тоже можно постоять с вытаращенными глазами. Кубический Иуда целует кубического Иисуса, под ногами у них кубическая змея, а рядом магический квадрат с цифрами, которые как ни плюсуй – по диагонали или вертикали, получится число 33. Тут еще много разных странных персонажей, а наверху, между шпилями сидит золотая фигура, опять-таки кубическая, - это душа Иисуса.

    К счастью, третий фасад, Радости, не готов, а той «мой голова нихть». Внутри тоже полно работы, совершенно непонятно, как каталонцы собираются  за 20 лет управиться. На лифте можно подняться наверх, чтоб завтыкнуть на странные шпили поближе – отсюда уже можно разглядеть, что их венчают кресты, а не листья конопли. На каждом шпиле написано «санктус», потому что их будет 12, по числу учеников Иисуса, но имена им дадут только после окончания строительства.

 

После Саграды хорошо сесть в ближайшей кофейне и тяпнуть горячего шоколада – в Барселоне он потрясающе вкусный. А когда мысли снова слипнутся с его помощью в кучу, зайти в метро и доехать до Пассаж де Грасиа.

Здесь находится так называемый квартал раздора, потому что многие известные архитекторы строили здесь дома, как бы соперничая друг с другом.

Дом Льео Морера, два здания Энрике Сангиера,  дом Амалье  и Дом Бальо Гауди.

           

По поводу дома Бальо есть много разных версий. Я думаю, что нужно зайти в ближайшую рюмочную, выпить абсента, сесть напротив дома, и оно само как-то придумается.

Одна из версий, что этот дом символизирует победу Георгия-победоносца (который является покровителем Барселоны) над змеем. Крыша – это чешуя, балкончики странных форм – черепушки сожранных им жертв. Вот не знаю, есть ли в Барселоне столько абсента. 

Гауди говорил, что его главный учитель – природа, а в природе нет плавных линий.

Кто хотел в детстве побывать внутри пряничного домика – вам сюда. Сказочные изогнутых форм окошки с витражными стеклами,  внутренний дворик-колодец со стенами, как будто облитыми сахарной глазурью, лифт, движущийся за волнистым стеклом и похожие на леденцы странной формы дымоходы на крыше. Как в таком жить – ума не приложу.

Если у вас от изогнутых линий еще не свернулся в трубочку мозг, можете отправляться прямиком в Каса Мила или Ла Педрера, он совсем рядом.

Он тоже странный и изогнутый, но внутри, по крайней мере, не сносит башню. Там даже специально экспозиция сделана в одной из квартир, для туристов.

                               

Ну и, конечно, же Парк Гуэлль, уж тут Гауди оттопырился по полной.

Граф Гуэлль, приятель и вечный спонсор Гауди подарил городу 25 гектар земли с условием, что парк там разобьет Гауди.

«Отлично, английский сад! Клумбы, цветочки, ровные аллеи», - подумал Гауди и взялся на дело.

Два пряничных домика у входа, поднимающаяся террасами лестница со странного вида фонтанчиками и мозаичной фигурой дракона, зал ста колонн с изогнутым потолком и мозаичными медальонами на потолке, а сверху на нем – большущая терраса, по периметру которой идет изогнутая мозаичная скамейка и изогнутая галерея с наклонными колоннами, идущая по всему парку. Вы думаете, английский парк выглядит по-другому? Вы их много видели, английских парков-то?

                                                                     

В Барселоне много всякого забавного построенного и другими архитекторами, скажем, госпиталь в квартале Эшампле или триумфальная арка, построенная к выставке начала 20го века. Че, это непохоже на триумфальную арку? Ну так и каталонский модерн  непохож на все, что вы видели раньше.

                       

Говорят, самый красивый вид на Барселону открывается с горы Тибидадо, только вот незадача – погода была нелетная, и мы ограничились катанием на местной электричке.

Что мы не успели, к сожалению, увидеть, так это дворец каталонской музыки, который особенно хорош изнутри.

   

    Для меня три составляющих хорошей поездки это достопримечательности, еда и шоппинг.

И если с достопримечательностями в Барселоне хорошо, как и с едой, то шоппинг здесь так себе – если у вас не шибко много денег, то на Пассаж де Грасиа можно ради шоппинга не соваться, достаточно пройтись по Рамблас.

Есть города, в которых количество примечательностей повергает моск туриста в информационный хаос, есть города, в которых целые районы – это произведение искусства, есть города, в которых и смотреть-то особо нечего, а атмосфера приятная. В Барселоне всего в меру, там просто хорошо, наверное, действительно что-то в воздухе :). И ксати зря я нагнала на Эшампле. Его проектировал не архитектор, а инженер по строительству мостов и дорог. Эшампле сверху похож на тетрадку в клеточку, но на самом деле его кварталы имеют срезанные углы – чтобы каретам, а теперь уже и машинам, было где парковаться. К тому же все улицы здесь односторонние и тут пробок не бывает.  Так что зря прогрессивная общественность, увидав план застройки района, устроила истерику – на деле Эшампле оказался не так уж плох.